August 7th, 2019

Лидия Ляхова, учительница из сибирского села, говорит о работе и жизни.

Механизм оптимизации прост: чем меньше учителей в школе — тем выше будет зарплата у оставшихся. И огромная проблема — подушевая оплата, которую ввели 5-6 лет назад. Чем меньше учеников в школе — тем меньше фонд оплаты труда, чем меньше учеников в классе, тем меньше платят учителю. А какая разница — пять человек у тебя в классе или двадцать пять? Я одинаково добросовестно готовлюсь к уроку, независимо от того, какое количество ребят должно прийти завтра. А получается, что в поселке неподалеку, где в школе учатся 1000 детей, учитель истории получает 25 тысяч, а я получаю 12 тысяч — и то в том случае, если заполню все документы и приму участие во всех возможных конкурсах.

<...>

Когда я была на курсах повышения квалификации в Кемерово, нам сказали: «такую фразу, как «существование тоталитарного режима в СССР», на уроках произносить нельзя». О том, что такое тоталитарный режим, — объяснять теперь можно только на примерах других стран.
А как я могу об этом не рассказывать? Если он существовал? Я же на уроках даю детям определение режимов — тоталитарный, авторитарный, и вот, когда доходит до описания того, что происходило при Сталине, как я это назову? Торжеством демократии?

<...>

Вот май — самая сложная пора для школы. Экзамены. А нам, учителям, — нужно принимать участие во всевозможных акциях. Начиная от «Берегись автомобиля» (в деревне!), заканчивая благоустройством села. И вот мы выходим с другими учителями и собираем по селу мусор, бутылки, окурки. А нам что — не нужно заниматься детьми? Уроками? Читать книги, повышать уровень нашего образования! Нет — мы собираем бутылки, окурки.